Новые вызовы перед школой и новые возможности школ принципиально меняют роль благотворительных проектов 
в образовании и отношения между школами и благотворительными фондами.

В 90-е годы, когда речь шла о выживании образования, выживании лучших практик в новых условиях, нужно было не дать погаснуть «огонькам», которые потом будут «зажигать» других. Отношения школ и фондов были как отношения бедного просителя и богатого покровителя. Более менее любые деньги, которые давались хорошей школе, хорошему учителю, хорошему существующему проекту, — помогали им выжить. Люди, работающие в сфере образования, работали во многом на энтузиазме. А финансовые вклады благотворительных фондов в то время часто превышали возможности государства.

Казалось бы, сейчас, когда бюджет крупной школы измеряется сотнями миллионов рублей, зачем может быть нужна благотворительная поддержка? Есть ли место благотворительным фондам в образовательных проектах, или востребована только благотворительная помощь социально незащищенным?

Невероятно, но сейчас благотворительные проекты принципиально важны, причем их роль качественно новая! Теперь благотворительные фонды не подменяют собой государство, а помогают реализовать перспективные, прорывные проекты.

Ведь сейчас у школ есть не только новые возможности, но и новые вызовы. Задачи, стоящие перед страной, перед городом, требуют подготовки выпускников, которые, закончив вуз, придут в науку, 
на производство, в бизнес уже после 2020 года, и можно лишь предполагать и мечтать, каким объемом знаний для этого нужно владеть. Но одно безусловно — необходимо иметь хорошую базовую подготовку (и это должна, и может обеспечить система образования) 
и раскрыть свой талант. Сейчас, в том числе благодаря интересу 
к образованию ведущих ученых, появляется много требующих пилотной реализации идей в области форм образования, методик 
и подходов к содержанию. Но государственная система образования обязана быть в хорошем смысле консервативной и по закону должна следовать плановым бюджетным процедурам, что существенно затрудняет возможности пилотных проектов. В государственной системе по определению не может быть динамизма, гибкости, которые присущи хорошим благотворительным проектам. Поэтому поддержка необычной инициативы крупного ученого (которые сейчас с интересом идут в школы), помощь школе в приобретении неожиданно понадобившегося оборудования или помощь 
в завершении необычного школьного проекта, или в приглашении 
в школу ярких студентов вузов перекладывается на «плечи» благотворительных организаций. Да и качество экспертизы проектов 
в хорошем благотворительном фонде строится на личном авторитете и репутации экспертов, а не на забюрократизированных процедурах. 
И это дает возможность поддерживать именно пилотные проекты, 
на которые и не сформулируешь конкурсное задание по государственным процедурам, и которые погибли бы в бумагах.

И часто такая реализация пилотов на благотворительные деньги оказывается гораздо дешевле, чем могла бы быть у государства — 
ведь деньги идут тем, кто сам готов, хочет и порой уже многое делает бесплатно, а просит на то, что необходимо дополнительно, на что 
не хватает ресурсов!

А вот когда проект оказался успешным, востребованным, что обычно видно за два-три года, тогда его подхватывает государство, часто используя отработанные благотворительными фондами процедуры (например, проект грантовой поддержки математических школ в Москве перешел в систему государственной поддержки данного направления деятельности школ Департаментом образования), 
т. е. за это время вполне можно создать бюджетные механизмы поддержки, а какие-то проекты окажутся востребованными у граждан и прекрасно смогут жить на самофинансировании.